Тел, WhatsApp, Viber: +995 593 92-60-38
КОНТАКТ НОВОСТИ ВИДЕО КАРТА САЙТА
Language: 
Поделиться

Выживаемость графтов, полученных FUE-процедурой

В последние годы в трансплантации волос все чаще используется метод прямой экстракции фолликулярных объединений из донорской зоны — FUE-процедура. Этот метод несмотря на трудоемкость и высокую стоимость имеет существенные преимущества по сравнению с традиционным способом добывания графтов путем эксцизии кожного лоскута — отсутствие донорских ран, швов и постоперационных рубцов.

После многолетнего применения этого метода у нас порой складывалось впечатление, что добытые FUE-процедурой графты растут хуже, чем обыкновенные, полученные препарированием донорского лоскута.

И, хотя техника FUE-процедуры специально была предложена, чтобы уменьшить транссекцию и повреждение фолликулярных объединений при доставании их из донорской зоны, не является ли этот способ добывания графтов все-таки более травматичным, чем препарирование из лоскута, и настолько, что отрицательно влияет на живучесть графтов?

Так как мы не нашли литературных данных касательно выживаемости FUE-графтов и для ответа на этот вопрос было предпринято исследование с использованием двойного слепого метода контроля.

Материалы и методы

Для наблюдения была выбрана пациентка, у которой проводилась трансплантация с целью восстановления волосяного покрова в области рубца, полученного вследствие химического ожога. Рубец овальной формы размером 4х3 сантиметра располагался в теменной области слева.

Случай с  рубцовой алопецией был выбран не случайно:

  • Во-первых, по нашей статистике FUE-процедуры как раз чаще всего используется при маломасштабных операциях с целью восстановления волосяного покрова в рубцах различного происхождения.
  • Во-вторых, рост волос из имплантированных в рубцовую ткань фолликулярных объединений по известным причинам наихудший, и, если бы результаты наблюдения все-таки оказались положительными, то графты, имплантируемые в интактную ткань, безусловно показали бы результаты гораздо лучшие, во всяком случае, не хуже.

Под местной анестезией с середины затылочной области однолезвенным скальпелем проводили эксцизию очень маленького лоскута (шириной 0,6 см, длиной 2,5 см). Рану закрыли двухярусным непрерывным швом из 5-0 Monocryl.

Препарированием под стереомикроскопом из лоскута было получено 107 фолликулярных объединений. Из них 22 монографта, 59 диографтов и 12 триографтов. Таким образом, 107 графтов содержали 176 волос.

Используя режущие инструменты диаметром 0,95 мм чуть выше донорской раны на глубине 2–3 мм делались надрезы, после чего пинцетами доставались графты. Путем экстракции было добыто 50 графтов. Они содержали 90 не поврежденных волос. Некоторое количество фолликулов в FUE-графтах было перерезано. Такие поврежденные фолликулы в подсчете не учитывались.

Таким образом, добытые FUE-процедурой 50 графтов содержали 90 волос.

После местной анестезии приступали к созданию микроотверстий в области рубца, используя иглу Нокора № 18. При этом в центральной и левой трети рубца было создано 107 микроотверстий, а в правой стороне — 50. Между ними специально было оставлена полоса шириной около 3 мм. Заполнить ее предполагалось при следующей операции.

В 107 микроотверстий в центральной и левой части рубца ювелирными пинцетами были имплантированы фолликулярные объединения, полученные препарированием лоскута, а 50 микроотверстий в правой трети рубца были заполнены графтами, полученными FUE-процедурой.

Итак, в левой и центральной части рубца было пересажено 176, а в правой — 90 волос. Их разделяла трехмиллиметровая полоса рубцовой ткани, где имплантация не проводилась.

Через 3 и 5 месяцев производили подсчет количества волос, выросших правее и левее этой полосы. При этом ни пациент, ни ассистент, производивший подсчет, не знали, в какой части рубца сколько было пересажено графтов и каких. Сравнивались также рубцовые процессы после добывания донорского материала обоими методами.

Результаты исследования и их обсуждение

Как показал подсчет волос через 3 месяца, в центральной и левой части рубца (левее разделительной полосы) выросло 150 волос, а в правой части рубца (правее разделительной полосы) — 75 волос.

Через 5 месяцев после операции количество выросших волос увеличилось до 165 и 98 соответственно. Подсчет выросших редких и нежных волос не представлял трудности. Спутать пересаженные волосы с волосами, растущими вокруг рубца, было маловероятно.

Как и следовало ожидать, наиболее интенсивный рост отмечался по краям рубца. Вцентре рубцовой ткани рост был более слабым. Осмотр донорской стороны выявил наличие рубца на месте эксцизии лоскута. В тех местах донорской области, откуда добывание фолликулярных объединений производилось методом FUE заметного рубцового процесса не наблюдалось.

Как показали результаты наблюдения, из 176 фолликулов в графтах, полученных препарированием лоскута, через три месяца после имплантации в рубцовую ткань проросло 150 волос (85 %), а через 5 месяцев — 165 волос (94 %).

Из 90 фолликулов, содержащихся в FUE-графтах, через 3 месяца выросло 75 волос (83 %), а через 5 месяцев — 98 волос (109 %). Этот факт объяснятся тем, что поврежденные фолликулы в FUE-графтах не были учтены при подсчете перед имплантацией, однако они регенерировали и проросли.

То, что перерезанные фолликулы сохраняют способность расти, подтверждают многие исследования. При этом, чем сильнее травма фолликулов, тем более запоздалым является их рост и так до «точки невозврата», когда масштаб повреждений становится губительным для фолликул.

Знаменательно, что через 3 месяца после трансплантации рост обычных и FUE- графтов был почти одинаков (85 % и 83 %), и через 5 месяцев разница составила 15 % (94 %  и 109 % соответственно). Основная часть этого прироста, скорее всего, приходится на запоздалое функционирование перерезанных, но не погибших фолликулов в FUE-графтах.

Вместе с этим следует учитывать и то обстоятельство, что центральную часть рубца, где кровоснабжение всегда хуже, чем по краям, заполняли обыкновенными графтами, полученными препарированием лоскута. Естественно, что рост волос в центре получился более слабым, чем на периферии.

Это не могло не повлиять на результаты исследования, уменьшив процент выживаемости обыкновенных графтов по сравнению с FUE-графтами, расположенными в периферической части (правой трети) рубцовой ткани. Выживаемость 94 % неплохой показатель и для имплантированных в интактную ткань графтов, а в нашем случае трансплантация проводилась хоть и в небольшую, но, все-таки, рубцовую область.

Таким образом, по результатам нашего наблюдения можно с уверенностью сказать, что выживаемость FUE-графтов соразмерна выживаемости графтов, полученных препарированием донорского лоскута. Результаты наблюдения еще раз подтвердили основное преимущество FUE-процедур — отсутствие заметных рубцовых следов в донорской области.

Как было отмечено, эксцизия даже очень тонкого лоскута (0,5 см шириной) оставила линеообразный рубец на затылке, в местах же добывания графтов FUE-процедурой никаких видимых изменений обнаружено не было.

Чем же объяснить кажущийся более слабым рост FUE-графтов, о котором мы говорили в начале данного труда? Скорее всего тем, что FUE-процедура применялась нами в основном или при коррекции рубцовой алопеции, или как завершающий (финальный) этап после нескольких крупномасштабных операций по пересадке волос.

Известно, что после повторных операций отмечается более слабый рост волос, чем при первых пересадках, когда имплантация графтов происходит в интактную ткань. Каждое новое вмешательство приводит к возникновению в реципиентной области микрорубцов, которые в некоторой степени снижают выживаемость вновь пересаженных графтов.

 

Комментарии

Эдуард

Можно ли пересадить волосы методом FUE, если у меня 5 степень облысения и в донорской зоне очень мало волос?

Проф. Акакий Цилосани: Даже в случае очень бедного донорского запаса на затылке мы можем дабыть несколько тысяч графтов FUE методом. Также мы можем использовать волосы с бороды (1000-2000 графтов) и тела (2000-3000 графтов).

Напишите коментарий


 
     
Talizi на Facebook Talizi на Twitter
   

Как с вами связаться?