Тел, WhatsApp, Viber: +995 593 92-60-38
КОНТАКТ НОВОСТИ ВИДЕО КАРТА САЙТА
Language: 
Поделиться

Отзыв Натальи о пересадке волос в Тализи, 3000 графтов

Я стараюсь не смотреть в зеркало. Все журналы и телепередачи наперебой вдалбливают вам в голову, что потеря волос — это абсолютно нормальное явление, которое свидетельствует о том, что вы здоровы, это делает вас мужественнее, привлекательнее и т. д. и т. п. Статьи и передачи обильно сдабриваются фотографиями Брюса Уиллиса, Вина Дизеля, Зидана, Гоши Куценко, наконец. Все просто замечательно… если вы мужчина.

Женская же проблема в этом вопросе — вообще не проблема. «Женщина генетически не может потерять волосы». Вот так!  Вот только зеркало упорно не хочет слушать никаких генетических доводов.

Что же нам говорит психосоматика? Проблемы с волосами — вы занимаетесь мужской работой, скорее всего, носите мужскую одежду, стараетесь контролировать несколько дел одновременно… Три ха-ха! Покажите мне ту, которая не делает одновременно несколько дел (часов-то в сутках 24 ! А ты мама школьника, жена, повар, водитель, посудомойка, доставщик еды из супермаркета, уборщик, гладильщик, и деньги опять же домой приносильщик — желательно побольше).

Шампуни, лосьоны из рекламы отметаем — они лишь тем помогают, кто и без них хорошо выглядит.

Косметология — жидкий азот и Д’Арсонваль выпадение волос остановил (а может время подошло — я ж генетически не могу терять волосы).

АМД-лаборатория. Куда ж без нее? Отвалив приличную сумму (при первом посещении сразу надо внести аванс за месяц вперед), я попадаю на прием. Ого! Меня «радуют», что выпавшие волосы выпали вместе с корнями, так что никакие лекарства их не восстановят. Но они готовы заняться тем, что осталось — три раза в неделю надо приходить к ним на 2х часовые процедуры. Из долгого-долгого монолога я все же уясняю суть: 2 тыс. долларов в год, пожизненно и без гарантии. Через полгода мне, может быть позволят проделывать процедуры дома, разумеется, с их патентованными лекарствами, зато сэкономлю время на посещениях. И вот тут-то звучит «пластическая операция» — вещь «очень дорогая» — около 10 тыс долларов, а то и больше. Разумеется, пластику они не делают.

А волос-то катастрофически мало. Мелкие радости жизни вроде похода в парикмахерскую мне недоступны. Я владелец целого семейства расчесочек с хвостиком, заколок, зеркал, зажимов, модных косынок на резинках и ободков — все в промышленных масштабах — сами понимаете, если хоть что-то сломается, то мне из дома не выйти. Прическа занимает 40 минут. Я панически боюсь дождя (стоит моей голове намокнуть...), не могу надеть шапку (ее же надо будет снимать!!!). Жизнь подбрасывает новые сюрпризы — как много, оказывается, ситуаций, в которых чувствуешь себя беспомощным. Это и поход семьями в сауну, и аквапарки (прокатиться с горки и бухнуться в бассейн — класс! Но не для меня). Сутки в поезде с соседями по купе (как неудобно спать в зубастом ободке, а попробуй занять общественный туалет на 40 минут для причесывания — кто пробовал, тот поймет). Потом неделя в больнице с ребенком — в общей палате (если взрослые и промолчат, то дети несказанно обрадуются, увидев мою голову без «макияжа»).

Знакомые и незнакомые делают вид, что ни о чем не догадываются, но я то и дело ловлю на себе взгляды, локализующиеся выше лба.

Утешая себя мыслью, что может быть и хуже (10 тыс. долларов, а не 200 тыс. — как на тех коробках в супермаркете «Соберем деньги на операцию для Вани», в которую мы регулярно сбрасываем мелочь). Тем более, что моя-то проблема имеет решение! Сколько на свете всяких недугов, перед которыми медицина бессильна.

Первый поиск специалистов по пересадке я начала в своем городе. Косметические клиники наперебой предлагали свои услуги. Визиты к ним заканчивались одинаково — «О-О-О — Вам надо к специалистам — мы такого не делаем». Лишь один врач посоветовал: «Лучше всего — в Грузию. Там находится одна из лучших клиник мира». Поблагодарив его за совет, я вышла. Визит в Грузию находился под большим-большим вопросом — средства массовой информации так усиленно проталкивали мысль о непримиримой вражде двух наших государств, что поездка туда казалась мне чем-то нереальным.

Чес по просторам всемирной сети (я тщетно пыталась найти что-нибудь у соседей — в Литве, Белоруссии, Польше) упорно возвращал меня к Тализи (ну конечно же, я знала об этой клинике — именно на их сайте я досконально штудировала все особенности процедуры трансплантации). Мне иногда кажется, что, задайся кто целью подсчитывать посещения с одного IP, то я бы точно заняла призовое место.
Да, Литва и Белоруссия (во всяком случае, русскоговорящие форумы) пестрели фразами про грузинскую клинику.

Тут надо сказать отдельное спасибо моим друзьям. Я могла тянуть время еще очень и очень долго. При очередном телефонном разговоре (разговор шел о покупке автомобиля), подруга одернула меня — «Давай-ка ты сначала купи себе пластическую операцию, о которой так рассказывала, а потом уже будешь подбирать себе машину».

В очередной раз обозрев себя в зеркало (дома никого не было, поэтому я позволила себе роскошь после душа выползти без амуниции на волосах), я взяла фотоаппарат и щелкнула себя с разных углов. На фотках все выглядело еще ужаснее. Эх, была не была! И я пошла к ноутбуку проситься в какую-нибудь клинику.

Долго просидела на RTH. Не сочтите за антирекламу, но вот что-то скреблось и корябалось в душе. То ли сайт дурно сделан, то ли еще что… Но уж больно ощущения были похожи на один мой печальный визит к дорогому стилисту (в ту пору я искала способ маскировочной укладки). Что там произошел за разговор, пересказывать не буду (вспоминать тяжело), но после этого я стиснула зубы и сама придумала себе прическу с ободком (хочешь что-то сделать, сделай сама). В общем, когда я закрыла вкладку браузера, неприятные ощущения исчезли.

Остальные московские клиники доверия не вызывали сразу, Санкт-Петербург был мертв.

И перенеслась я на www.talizi.ru . Ну что можно сказать? Если бы я была мужчиной, то сказала бы примерно так «Чувствуется, что здесь работают специалисты высочайшего уровня. Ведутся непрерывные совершенствования методики, исследования, в клинике проводятся образовательные (!!!) курсы». А с точки зрения женщины я чувствовала, как в каждой строке сквозит гордость и искреннюю радость от сделанных операций. Ребята до такой степени любят свою работу, что готовы делится своими знаниями со всем миром. Вы видели глаза людей на фотографиях? Особенно я вглядывалась в лица пациентов. Они ДОВЕРЯЮТ. Вы чувствуете, когда во что-то вкладывают душу? Вот здесь я это почувствовала.

Последней каплей было описание поездки — гостя (не пациента, а гостя!) встретят в аэропорту, довезут до забронированной уже (!!!) гостиницы, утром зайдут и отведут в клинику на консультацию и сразу же в тот же день операция. В незнакомой стране, в незнакомом городе твои бытовые проблемы кто-то решит — это так много значит! Если вы считаете, что это неважно, значит вы Джеймс Бонд или никогда никуда не ездили. Про экскурсии по городу я тогда прочитала, но не отреагировала.

Анкету на сайте я заполнила очень быстро. И с ощущением ребенка в новогоднюю ночь (почему бы? Понятно стало позднее) отправилась спать.

Хорошего настроения хватило до самого утра. Его не испортил даже мерзкий звук будильника на мобильном, напоминающий, что сейчас утро понедельника (знаете лучший способ возненавидеть мелодию? Поставьте ее себе на будильник).

Ноутбук тихо ворчал (я его не выключаю на ночь). Машинально пошевелив мышкой (я обычно с утра смотрю прогноз погоды), я увидела несколько писем в почтовом ящике. И одно — из Тализи! Время отправки — 2 часа ночи! Вам кто-нибудь писал в 2 часа ночи? Я вас спрашиваю, вам кто-нибудь отвечал на ваш электронный вопрос, заданный в воскресенье, в тот же день, ночью???

Письмо я сразу распечатала (4 листа!). Там было все — и описание стадии моей проблемы, и количество графтов, которые требуются для пересадки, количество часов на операцию и условия моего пребывания (в стоимость операции уже включена гостиница), отдельно порядок прибытия иностранцев (россиянам не нужна виза). Все написано на правильном русском (даже запятые расставлены, где надо). Еще ник Скайпа и просьба выйти на связь — моих фотографий недостаточно — нужны еще фотографии донорской зоны.

Странно, на сайте сказано, что для России виза нужна. Порыскав в Интернете, нашла сообщение, что Михаил Саакашвили в одностороннем порядке три месяца назад отменил визы для россиян. Вот тебе и враждебное государство!

Позвонила шефу с вопросом, можно ли на дней 7 исчезнуть для поездки в клинику. Был июнь — не самое горящее время для программистов. Шеф сказал, что он может меня отпустить в августе. Я так и села  — в августе, с российским паспортом, да в Тбилиси! Я много слышала о кавказском гостеприимстве, но надо ж меру знать!

На мое счастье, в следующий вторник был День независимости и перенос выходных дней, в результате которых рабочая неделя была длиной 3 дня. Боже, благослови независимость России и ее выходные! На этот период меня готовы были отпустить.

Включив для порядка зануду, я после работы (не помню уже, что я в тот день там напрограммировала) вышла на связь. Уточнила, каким образом перевезти деньги — на карте или налом, можно ли привезти с собой сопровождающего, когда именно можно попробовать пробиться к ним в клинику (на сайте предупреждали о необходимости записи за 7–10 дней, я же нагло пыталась записаться за 6 дней). Мне отвечал Заза Базов — предельно ясно и четко. Ориентировочно я просилась на понедельник–вторник (надо ж еще билеты брать и придумать себе сопровождающего). В общем, все решилось.

Дальше я пошла ныть по подругам — жертвой стала та самая, что сподвигла меня на подвиг записаться в клинику. В общем, Аня не устояла — и дала свое согласие на поездку. В четверг у меня на руках были билеты. Вылет в понедельник 11, в ночь с 11 на 12  я в Тбилиси. Операция 12 июня. Прилет в 3:50 ночи. Интересно, они на полном серьезе нас встретят?

Отдельной историей я покупала головные уборы (после операции дней 10 желательно волосы расческой не ворочать). Анюта взяла для меня кепку и какой-то навороченный шарф, я же отправилась в шляпный салон и, вдохновенно наврав про операцию на головном мозге, стала обладательницей летней шляпы в ковбойском стиле. Со скидкой (видимо, специально для тех, у кого с мозгом не в порядке). У Ани с этим делом было гораздо лучше — она уже успела прихватить коньяк на сувенир.

В общем, мы полетели.

Странное ощущение от самолетов — вот ты здесь, а через пару часов уже совсем в другом государстве.

Сказать что мы нервничали — значит ничего не сказать. Боялись, как … не знаю кто.

Все нормальные люди в самолете спали, мы же о чем-то нервно болтали, мешая окружающим.

Ночной Тбилиси с высоты самолета мы увидели кусочками — место возле окна было занято. В аэропорту нас пропустили быстро — гораздо быстрее, чем при посадке. Оглянуться не успели — уже шмяк в паспорт печать — и мы уже в Грузии, растерянные, едем по эскалатору. А внизу толпа встречающих, многие с табличками. Я верчу головой — ищу буквы знакомые (все ж вязью!) Ага! Вот и голубая табличка «Talizi» — по-английски, специально для тех, кто на бронепоезде. Я машу рукой табличке, высокий парень кивает мне головой и выходит встречать. Подхватил наши сумки, сердечно поздоровался, повел на стоянку. На улице нас встретил Заза, поздравил с прибытием, уточнил, кто из нас Наташа. Я хихикнула (одна из нас — обладательница роскошной гривы, рассыпанной по плечам, вторая — в ободке), но комплимент приняла. Заза тогда еще сказал, что сегодня мы все гости, пациент — только завтра.  Погрузились, поехали. в гостиницу. Ночной Тбилиси — это нечто особенное, о городе можно писать бесконечно, о людях — в три раза больше.

Всю дорогу мы разговаривали, вернее — рассказывал и шутил Заза, а мы хлопали глазами и что-то подвякивали в ответ.

Гостиница находится на улице Канделаки. Не та самая Канделаки? Нет, абсолютно не та. Хозяйка гостиницы  — строгая Гулиса, приветствовала нас и показала наш номер. Мужчины внесли наши сумки, попрощались и предупредили, что завтра в 10 за нами зайдут. Гостиница и номер — отдельная история. Все в старинном стиле, неповторимый колорит — мы потом все углы облазили, стараясь все детали интерьера сфотографировать — по-моему, все равно что-то пропустили.

В общем, на сон оставалось часа 4–5. Пока мы разгрузились, пока в душ сходили, пока я радостно нашла листочек с паролем Wi-Fi  и принялась подключать походный нетбук, в общем, сна как такового у меня не вышло.

Утром нас накормили завтраком — что именно давали, сейчас не припомню, но вкусно было — страсть. Пока мы истребляли еду, за нами уже пришли из клиники.

Клиника находится в двух минутах ходьбы от гостиницы, так что мы еще полюбовались утренним городом.

В клинике нас уже ждали. Директор — Акакий Цилосани, он же главный врач — само радушие. Глядишь на его озорную улыбку — и у самой губы непроизвольно расплываются в улыбке. Живой, быстрый — откуда столько энергии в одном человеке? Впрочем, про энергию работников Тализи — это тот вопрос, который не дает мне покоя до сих пор. Как они вообще все успевают?

Консультация привела к неожиданному результату. Изначально по фотографии мое состояние оценили в 3500 графтов. Я попросила 4000. Мне ответили, что при достаточной донорской зоне можно пересадить до 5000. Оказывается, на фото все выглядело гораздо хуже (я же мокрые волосы фотографировала), чтобы пересадка волос не повредила те корни, которые у меня имеются и для достижения требуемого эффекта мне требуется пересадка 3000 графтов. Нормально? Акакий сказал, что они рады, что смогли сэкономить мне кучу денег. Вы когда-нибудь с таким сталкивались? Я — нет. Дальше шло подписание договора, расчет и памятка для послеоперационного ухода за волосами. Не накладывая непосильный груз на мою память, памятка была отдельно распечатана в двух экземплярах и вложена в мой договор.

По поводу анестезии — эту страницу в Интернете я даже не читала, а зря. Решившись на эту операцию, я была готова на операцию наживую (шутка). Естественно, я рассчитывала на местную анестезию, которая вечером пройдет и две недели перетерпеть заживающий шов — на все это я была готова со спокойной совестью. Оказывается — в клинике самим Акакием разработана специальная технология анестезии. Голову перевязывают жгутом из бинта (я стала похожа на Рэмбо), в верхнюю часть делают две инъекции обычного анестетика (это чтобы в течение получаса не чувствовать следующие инъекции).

Пока действовали первые два укола (те, кто был у стоматолога, знает, как это бывает), меня с Аней отвели в кухню. Там был накрыт стол! Вино, фрукты, сладости. На мой немой вопрос ответом было — «прежде всего у пациента должно быть хорошее и радостное настроение, так что расслабляемся». Пока мы производили дегустацию, ко мне подходили медсестры с раствором в стаканчиках и вводили в кожу головы анестезирующий раствор. Мне объяснили, что это и есть та самая инновационная технология обезболивания, которая не вызывает аллергии, обеспечивает безболезненность процедуры и, самое главное, процесс заживления. «В течение 10 дней вы не будете чувствовать кожу головы». Забегая вперед, скажу, что чувствительность полностью вернулась спустя месяц(!).

Кратко всю операцию можно разделить на три этапа — забор донорского пласта с затылка (15–20 мин), проделывание микроотверстий — 1,5 часа (самый длительный и утомительный процесс, наверное, для всех), и, наконец, «рассада», когда изъятые в п.1 волоски переселяются на новое местожительство.

Лоскутки с головы отделяются несколькими кусочками. Ощущения — ну вообще никакие (анестезия жесткая), слышен только скрип на затылке. За скальпелем был сам маэстро Цилосани. При всей, казалось бы, максимальной комфортности процедуры (лежишь лицом вниз на специальной подушке с отверстием — говорят, это чтобы нос можно было почесать — вот только за эти 15 минут он у меня так и не зачесался), меня то и дело разбирал смех. Я пыталась пошутить, да разве ж грузинов перешутишь — ты слово — он — десять. Смех в дырку в подушке получался, как в трубу, отчего комичность ситуации становилась все более сильной.

Лоскутки отделялись, сразу же подходила медсестра из лаборатории и забирала их для препарирования. Здесь секунды в самом деле имели решающее значение — волос, изъятый из кожи, живет не более 6 часов.

После изъятия донорского пласта мне наложили шов (специальный косметический). Не обошлось без очередной шутки о бесплатном бонусе в виде подтяжки лба.

Далее очередной визит на кухню (мне начинает нравиться такой способ проведения операций!), а далее самая длительная часть — проделывание микроотверстий. Прибор, разработанный самим Акакием — соединен одним проводом с микроиглой, а другим — с моим запястьем. Фиксируются повреждения кожи и на табло меняется счетчик. Это чтобы клиент контролировал количество графтов для пересадки. Когда количество микроотверстий дойдет до оговоренного количества, процесс прекращается. Мне, при оговоренном количестве 3000 графтов, сделали пересадку 3060. Лишние 60 — это правила хорошего тона, подарок от клиники. Вот в этот момент включают телевизор, хотя непрерывно издающий писки прибор все равно все внимание переключает на себя. Кто считает это не отвлекающим маневром, пусть попробует прослушать 1,5 часовую запись «3000 букв Е на Морзянке». А, на 20–30 минуте я, по-моему, уснула.

Когда на табло показалось «3060», меня снова повели на кухню. В ушах непрерывно что-то пищало. Очень кстати пришлась кружка горячего чая.

А дальше — самый быстрый и увлекательный процесс — высадка. В лаборатории с лоскутков кожи уже изъяты графты расфасованы по кюветам, на марле, залитой физраствором. Тебя окружают трое ассистентов, каждый из них накидывает себе на тыльную часть ладони марлю с рассадой и пинцетом аккуратно укладывает волосок в лунку. Марля обильно смочена физраствором, так что часто капли срываются и падают на тебя — так что чувствуешь себя капустой в летний дождик (сходство усиливается также по причине того, что тебя раз в 5–7 минут опрыскивают водой, чтобы капельки крови не ссыхались). Волос с корнем длиной около 1 см, после помещения в отверстие на поверхности остается 3–4 мм — так что вот такой «ежик». Этот процесс идет совсем быстро — 10–15 секунд — ассистенту подносят новую марлю с графтами. Здесь уже можно вдоволь пообщаться с медсестрами. Они накануне вернулись из командировки из Индии и делились своими впечатлениями от поездки.

Ну вот, собственно и все! Мы сердечно попрощались с коллективом Тализи, мне вручили два пакетика с обезболивающими (зачем, спрашивается?), и Заза повел нас с Аней обратно в гостиницу.

Оказывается, когда я ушла срезать лоскутки на затылке, Аня решила покинуть гостеприимную кухню и в сопровождении Зазы вышла в прохладную приемную. Хочу сказать отдельное спасибо Анюте, за то, что она мужественно ждала меня все это время и Зазе, за то, что все это время развлекал ее разговорами. Кстати, приемная оказалась весьма прохладной, так что все следующее время пребывания Анюта провела с жуткой простудой.

Значит, по приходу в номер меня еще раз проинструктировали, что надо и чего не надо делать сегодня вечером. Рассказали жуткие истории про то, как некоторые пациенты предаются в первый вечер жутким возлияниям, а то и (страшное дело!) отправляются по девочкам, в результате чего повышают себе кровяное давление, которое способно не только выбить новые волоски из новых квартир, а и вовсе вызвать проблемы с сердцем. Мы клятвенно заверили, что девочек и водки мы гарантированно сегодня будем избегать, после чего мне было рекомендовано отдохнуть и выспаться.

Да, процедура сна тоже имеет свои особенности — спать нужно, не касаясь операционной зоны волосами. Наилучший вариант — головой к проходу, подложив подушку себе под грудь — голова при этом, опираясь подбородком на подушку, остается в подвешенном состоянии. (Да, потом уже я поняла, что в этом способе есть один существенный недостаток — в силу анатомического различия мужской и женской грудных клеток, спать на подушке именно указанным способом оказалось неудобно — обошлась в конечном итоге вообще без подушки, уложив подбородок на скрещенные руки).

Аня же воспользовалась моментом и решила посетить своих дальних родственников, живущих в Тбилиси. Заза великодушно вызвался довезти ее на своей машине.

В общем, вечер был тихий и спокойный — я созвонилась по Скайпу с домашними, здорово удивила их сияющей физиономией (они-то, конечно, ожидали, что операция — это нечто вроде пребывания в камнедробилке), посмотрела футбол по телевизору (в тот вечер был матч Россия—Польша), хозяйка гостиницы Гулиса принесла ужин в комнату.

Потом пришла Аня, увешанная покупками (я тоже считаю, что достопримечательности достопримечательностями, а шоппинг — это лучший туризм).

Перед сном еще раз заглянул Заза (видимо, убедиться, что мы не отправились по девочкам), объявил распорядок дня на следующий день (утром — образцово-показательное мытье головы в клинике, потом экскурсии по городу и обед в ресторане).

Да, я немного ошиблась с количеством дней — 3 дня пребывания в гостинице — это с учетом того, что сутки в гостинице, как и во всем цивилизованном мире, начинаются в 12:00.

Мы прилетели в ночь с 11 на 12, операция 12, постоперационный день для контроля — 13.

Так что три дня — это 11, 12, 13 и можно было улетать в ночь с 13 на 14 (кстати, оперирующий состав клиники выехал на очередной выезд в Одессу вечером 13-го).

У меня же обратный билет был в ночь с 14 на 15. Так вот что хочу сказать — несмотря на то, что официально обговоренное время пребывания закончилось, нас никто не оставлял — по-прежнему нас сопровождали все время нашего пребывания вплоть до погрузки в самолет.

Значит, второй день начался с похода в клинику. Там мне буквально на пальцах разъяснили, каким именно образом следует мыть голову в первые 14 дней, пока волосы окончательно не приживутся. Я нацепила свою шляпу-ковбойку , мы погрузились в автомобиль с логотипом Тализи и поехали обозревать исторические и культурные достопримечательности Тбилиси. Если я начну описывать все, что мы видели, то, пожалуй, рассказ получится очень длинным — лучше сами приезжайте и посмотрите. Хочется упомянуть об очень необычном, что в исторические и культурные программы не входит — полицейские участки в Грузии выполнены из стекла (!!!!) с прозрачными стенами, полами и дорожками вокруг здания, чтобы видеть как работает полиция (кто не верит, можете погуглить). И второе — один раз мы остановились в ожидании, пока стадо коров перейдет дорогу. Так вот коровки там маленькие, ростом с собаку — никогда таких не видела!

Было очень неудобно просить нашего сопровождающего Александра в перерыве между храмами и памятниками сделать остановочку возле магазинчика с грузинским вином, но все-таки мы себя пересилили. И тут же он перезвонил на винный завод и заказал для нас 2 сувенирных набора туриста для вывоза ручной кладью — бутылку чачи, 2 бутылки красного вина, 2 белого — все уже упаковано для перевозки, все в количестве, не требующем декларирования. Доставка оного груза будет осуществлена завтра утром непосредственно в отель.

Да, еще надо сказать по поводу анестезии — я уже говорила, что потеря чувствительности на коже головы полная. Так вот в деталях — я вертела головой во все стороны, часто забывалась и сильно стукалась затылком о подголовник. Так вот — этот шов (две недели заживления которого так красочно живописуют интернет странички) напоминал о себе только звуком «хрусь». Может быть, он и болел все это время, но… Я ОБ ЭТОМ НЕ ЗНАЛА!

Уже потом мне сказали, что как правило любые операционные вмешательства  в области головы вызывают немедленные отеки лицевой части — и, как следствие, синяки под глазами. Так вот — никаких отеков и никаких синяков у меня не было! В машине сидела и страдала простуженная Аня, а я, по всем медицинским показаниям обязанная отечь и опухнуть, скакала по ступенькам и тропинкам, щелкая фотоаппаратом направо налево.

По возвращении в гостиницу,  мы еле успели принять душ — нас в фойе уже ждал Заза. Визит в ресторан! Вы бывали в грузинском ресторане? Нет? Вы очень много потеряли.

Время пролетело незаметно. Заза — это такой уникальный человек, с которым, раз столкнувшись, не забудешь никогда. Кажется, он знает абсолютно все обо всем. Похоже, у него личный подход к пространству и времени — он ухитряется быть везде, иной раз даже в нескольких местах одновременно, и всегда тогда, когда нужно. Когда он говорит, все вокруг замолкают. Он сам редко улыбается, но почти постоянно шутит. Люди, разговаривая с ним, сияют. Его радостно приветствуют все: официантки, прохожие, полицейские, продавцы. Даже невозмутимая хозяйка гостиницы Гулиса, открывая ему двери, улыбается, как смущенная школьница.

Он из тех людей, которых, кажется, знал всю жизнь. Он полон контрастов и сюрпризов. Подчеркнуто сдержан, но элегантно может ввернуть шутку с таким тройным смыслом, что замешкаешься, покраснеть или расхохотаться, причем обычно делаешь и то, и другое. Если он — олицетворение Грузии, то вы влюбитесь в эту страну.

Вечерняя прогулка по городу (из ресторана мы еле выпозли, наевшись, наговорившись и нахохотавшись), привела нас, наконец, до винного магазина. Время было позднее, магазин уже закрывался. Но с нами был Заза! Естественно, перед ним сразу распахнулись двери.

Дорогим покупателям было предложено продегустировать имеющиеся вина и выбрать себе подходящий божественный напиток. Выбранные нами сорта были помещены в бутылки с надписями выбранного вина. Кстати, меньше литра тары не бывает!

Мы машинально дернулись за кошельками, за что мгновенно и были удостоены какой-то колкости со стороны Зазы.

Потом ночью мы еще долго сидели на широком балконе гостиницы на Канделаки стрит, увитой виноградной лозой, пили чудесное красное вино, наслаждались чудной южной ночью и не верили, что где-то там остался наш холодный, морской и ветреный город.

Утром в гостиницу доставили упаковки с вином. Ночью мы должны были улетать, так что пора было потихоньку собирать вещи. По непонятному мне до сих пор закону природы, вещи, которые в момент приезда тихонько занимали от силы треть от объема дорожной сумки, упорно не хотели помещаться в предоставленное им пространство. С таким коварством мы сталкивались не впервые, поэтому обреченно решили, как обычно, купить новую сумку, раза в четыре больше предыдущей (у меня дома таких уже несколько штук, нет, чтобы захватить одну из таких…). Аня поймала такси, чтобы съездить к родственникам попрощаться, а заодно купить очередную «мечту оккупанта», я осталась рассовывать вещи по пакетам, кроме того, сегодня мне предстояло впервые после операции вымыть голову самостоятельно.

Либо я долго возилась, либо время в Грузии летит быстрее, либо грузинские таксисты летают со скоростью света, но Аня вошла буквально в ту секунду, когда я уложила в последний, шестнадцатый пакет наши оставшиеся вещи. Как и следовало ожидать, Аня напоминала новогоднюю елку — подарки она держала в руках, под мышками, с локтя свешивались гроздья чурчхеллы (она еще и на рынок успела заскочить). Сумка оказалась в пять раз больше, чем те, с которыми мы приехали, за что ей большое спасибо — мы утрамбовали туда все, что не влезло в наши, даже место осталось, которое мы решили набить фруктами, запах которых заманчиво несся с уличных лотков.

Через полчаса пришел Заза и мы снова отправились колесить по Тбилиси, предварительно заглянув в ресторан (эх, диета-диета…). В этот раз наше путешествие носило водный характер  — мы посетили озеро, Тбилисское море, потом, правда, заглянули посмотреть на ансамбль «История Грузии», работы Церетели.

Вот уже и закат. Заза довез нас до гостиницы, сердечно попрощался с нами и сообщил, что в 2 часа ночи за нами заедет машина из клиники и довезет нас до аэропорта. Сам он приехать не сможет, но обязательно свяжется с нами по прибытии.

Вечер мы провели, вволю набегавшись по магазинам. Очень жалели, что не можем захватить с собой по головке замечательного грузинского сыра (он не переживет сутки пути) и сокрушались по поводу ограничений на вино.

Ночью за нами заехал уже знакомый фургончик Тализи. Ребята даже в лице не поменялись, когда увидели наш багаж — очевидно, не впервой, хотя, может, они потрясающе хладнокровны. Хорошо, что сумка на колесиках…

Дорога в аэропорт была молчаливо-печальной. Нас сопроводили до самого эскалатора в зал ожидания. Помогли сдать вещи в багаж, предупредили, что мы везем бутылки (на сумку с бутылками была пришлепнута наклейка «Осторожно, стекло!»).

Уже стоя возле лестницы, мы неловко мялись, не зная, что сказать. Так боялись ехать, а теперь уезжать не хочется… Обнялись, поцеловались и поехали наверх.

Уже потом, в России, по Скайпу, Заза сказал, что провожают гостей всегда одни и те же люди. «Это самые хладнокровные наши сотрудники. Никто, кроме них, не может так спокойно проводить, усадить в самолет и спокойно попрощаться. Я никогда не езжу никого провожать».

Когда я рассказывала о поездке, кто-то спросил у меня: «А ты поехала в клинику ради красоты или для здоровья ?» Я не сразу смогла ответить.

Бутылки с вином лихо разошлись на сувениры, я еле успела перехватить одну.

Чувствительность головы после анестезии возвращалась постепенно, с затылка. Первое мое ощущение  — жутко чешется шов (он уже полностью зажил, пока анестезия действовала). Через месяц стали появляться первые колючки. Вот уже прошло 5 месяцев с операции. Теперь я охотнее подхожу к зеркалу. Волосы становятся заметно гуще, их длина уже достигает 4-5 см. Заза говорит, что окончательный эффект надо будет оценивать через год после операции, так что пока делаю промежуточные фотографии. И в сердце живут самые теплые воспоминания о неожиданных Тбилисских каникулах, о Тализи, и о людях, которые там работают. Спасибо Вам, что Вы есть!

P. S. Машину я все-таки купила.

Фотографии до и через 5 месяцев после пересадки волос в Тализи:

 

Комментарии

Инна

Хороший результат!Представляю, что будет через год. У меня такое же облысение, страдаю и мучаюсь. После вашего подробного рассказа сомнений не остается - надо делать пересадку волос. Спасибо!

Ирина

Доброго дня суток, Наталья! Спасибо огромное за ваш впечатляющий отзыв. Наткнулась на него вчера и не могу успокоиться, почти решилась на поездку. Мне на днях исполнилось 33, от выпадения волос страдаю лет с 17. Что только не делала за это время. И алерана, и дарсонваль и народные методы-ничего не помогает. У меня и сестер это наследственное ( у мамы та же ситуация), только у меня хлеще всех ( видимо, мои волосы не выдержали всех этих безуспешных попыток восстановления). После вашего отзыва, у меня появилась надежда, желание жить. В последнее время волосы выпадают всё стремительней и ситуация очень плачевная ( примерно как у вас на первом фото) У меня столько вопросов накопилось к вам. Скажите пожалуйста, сколько уже времени прошло с момента пересадки? И как ваши волосы поживают сейчас? Довольны ли вы? С нетерпением жду вашего ответа.

Наталья: Добрый день! Прошло 8месяцев с момента пересадки!честно?ни о чем не жалею:) в начале конечно сложно было потому как то немного волосы выпали,то ёжик рос. Несколько месяцев ходила с хвостиком. Прошло 8месяцев мне уже ни страшно ходить с распущенными волосами!! Не скажу что у меня прям такая густота (сама по себе структура волос тоненькая),но что я,мои близкие и кто видел и знал что у меня было-разницу замечают! Если нацелились-делайте пересалку,не сомневайтесь! Ещё раз повторюсь,я не жалею!! Страшно,конечно,было,но все слава богу позади и я не смущаюсь своей залысины как раньше,т.к.её нет!! Хороший персонал!!все доходчиво объясняют,помогают!!абсолютно бояться нечего,но готовьтесь к тому, что несколько месяцев придётся походить либо с хвостиком,либо придумать что то иное!! Желаю удачи в начинаниях! Будут ещё вопросы-с удовольствием отвечу!

Напишите коментарий


 
     
Talizi на Facebook Talizi на Twitter
   

Как с вами связаться?