Тел, WhatsApp, Viber: +995 593 92-60-38
КОНТАКТ НОВОСТИ ВИДЕО КАРТА САЙТА
Language: 

Архив

Поделиться

Тализи на конференции ISHRS Hair Restoration Live Video Surgery Workshop в Риме, Италии, в июне 2008 года

Конференция была организована международным обществом хирургов-трансплантологов волос, программа была очень интересной и насыщенной, а приглашенный состав — более чем представителен.

Было множество злободневных дискуссий и до 20 операций, проведенных разными хирургами.

И вот на что мы обратили внимание. Группы ассистентов (а все оперировавшие хирурги приехали со своими ассистентами, среди которых были и бывшие россиянки, украинки) препарировали графты под увеличением посредством инструментов Mantis, которые увеличивают в 3–4 раза, т. е. фактически являются модифицированными лупами. Основная особенность этих увеличителей — жидкокристаллический экран, как у современных компьютерных мониторов или телевизоров. Одно можем сказать однозначно — глаза утомляются немного меньше. Наши же девушки в Тализи препарируют под микроскопами MEJI, они увеличивают в 10–20 раз и многие хирурги считают, что это излишество, но мы так не считаем и, поверьте, тот, кто работал с микроскопами, на другие устройства уже не перейдет, даже несмотря на то, что глаза утомляются меньше — что правда, то правда. Наверное, в этом и заключается одна из причин того, что в нашей клинике препарирование графтов происходит значительно быстрее, но никак не за счет качества! А мы имели возможность сравнить и еще раз порадоваться за пациентов Тализи.

Еще раз хотим сказать несколько слов и сравнить некоторые преимущества и недостатки малых операций перед большими и наоборот.

Во-первых, мы принципиально против однозначности. Тот факт, что мы можем делать большие пересадки (4000–5000 графтов), еще не значит, что мы их делаем всем подряд. Для любой рекомендации есть свои показания.

Беседы с профессионалами в области трансплантологии подтвердили еще раз, что помимо быстрого эффекта при масштабных пересадках (результат через 9–12 месяцев, а не через в 2 раза больший срок при двух последовательных операциях), после масштабных операций имеет место лучший рост пересаженных графтов.

Очевидно, что во время операции по пересадке волос есть определенный риск потери существующих, т. е. во время второй операции повреждается часть ранее пересаженных волос. Если повреждения существующих волос во время первой операции не так катастрофичны — обычно мы имеем дело с уже ослабленными и зачастую обреченными волосами в реципиентной зоне, то в процессе второй операции (при загущении), неизбежно происходит потеря того или иного количества ранее пересаженных, абсолютно здоровых и жизнеспособных волос.

Второй довод в защиту крупномасштабной операции перед двумя менее масштабными заключается в том факте, что операция по пересадке неизбежно оставляет рубцы в реципиентной зоне. Это крохотные, невидимые глазу рубцы — микрорубцы. А известно, что приживаемость графтов в рубцовую ткань значительно ниже, чем в неповрежденную. Любой практикующий хирург-трансплантолог подтвердит, что результаты первой операции всегда значительно превосходят результаты второй при прочих равных составляющих.

Нарастание рубцевания донорской зоны — проблема видимая невооруженным глазом. Иногда даже при удалении неудачного широкого заметного рубца после первой операции натяжение кожи скальпа таково, что можно заранее прогнозировать, что рубец будет, а изъять графты при этой процедуре удается очень малое количество — иногда не более 500.

Что еще вызывает опасения? Компрессия. Т. е. графты при масштабных операциях будут посажены столь плотно, что выживаемость их значительно уменьшится. Что можно сказать по этому поводу? На маленьких площадях (1 кв. см) нами экспериментально выявлен обычный рост графтов. Подтверждено, что густота 70–100 графтов на кв. см. не влияет на выживаемость, однако в практике такая густота, достигнутая в результате пересадки волос, практически не встречается.

Давайте посчитаем, даже если пересадить 5000 графтов на переднюю треть скальпа (в среднем 80–100 см²), вы вряд ли превысите густоту 50 графтов на кв. см. Таким образом, компрессия — скорее теоретический вопрос, нежели практический.

Еще раз повторим, что предпочтение 2 малых операций перед одной большой мы видим только в слабой мобильности скальпа, когда большие операции (3–5 тысяч графтов) связаны с риском образования широкого неэстетичного шрама в донорской зоне. Опять таки, при плохой мобильности кожи на скальпе и склонности к рубцеванию никто не гарантирует отсутствие шрама и при малом натяжении — т. е. при вырезании маленького лоскута и трансплантации малого количества графтов.

Несколько фотографий:

Фото: Дженнифер Мартиник (Австралия), Кеничиро Имагава (Япония), Али Аббаси (Иран), Мелике Куляхчи (Турция), Акакий Цилосани
Дженнифер Мартиник (Австралия), Кеничиро Имагава (Япония), Али Аббаси (Иран), Мелике Куляхчи (Турция), Акакий Цилосани

Фото: Акакий Цилосани вместе с патриархом трансплантологии волос Мартином Унга
Акакий Цилосани вместе с патриархом трансплантологии волос Мартином Унга

Тут же в Риме Акакий Цилосани познакомился с очень симпатичным человеком и профессионалом высокого класса — доктором Сергеем Федоровым. Сказать, что у нас было много вопросов друг к другу — значит не сказать ничего. И это совершенно объяснимо — в то самое время, когда стремительно исчезают границы между странами и континентами, когда десятки хирургов-трансплантологов волос по нескольку раз в год встречаются на семинарах и конференциях — делятся друг с другом наработками, идеями, задают вопросы и стараются вместе получить на них ответ, в это самое время на территории бывшего Союза царит абсолютная секретность. Нет никаких совместных мероприятий, российские трансплантологи, за редким исключением, не принимают участия в международных мероприятиях и уж совсем не встречаются друг с другом. Более того, признаемся, нам бывает ужасно неприятно читать письма пациентов, которые демонстрируют нелицеприятные, а иногда просто клеветнические слова представителей многих российских клиник в адрес Тализи.

На сегодняшний день практически невозможно говорить о каких-либо абсолютных ноу-хау в области трансплантологии — существует два метода изымания графтов из донорской стороны и внедрение их в реципиентную. Да, есть нюансы в методах закрытия шва, обработки графтов, расположения насечек. Но какого-либо уникального, секретного, нового метода нет и вряд ли будет. Есть определенное количество волос которые можно распределить на определенной площади. Главное — качество в обработке графтов, качество в вырезании лоскута или экстракции отдельных фолликулов и т. д.

Поговорив о наболевшем, мы с доктором Федоровым пришли не к новой, но, тем не менее, актуальной мысли о необходимости создания общества трансплантологов волос России и стран СНГ. Ведь действительно жаль, что до сих пор даже клиники России более разобщены, чем в мире, и никакого контакта между ними нет. А сотрудничество необходимо — обмен опытом, система подготовки новых кадров — все это можно гораздо эффективнее осуществлять, имея представление о том, что творится в соседней клинике, в соседнем городе, в соседнем государстве. И боязнь конкуренции — это несерьезно. У нас еще не было случая, чтобы пациент испугался чужих наговоров. Напротив, очернение врачами своих же коллег, пусть даже в другой клинике, другой стране, вызывает в пациенте неприязнь, получив заряд негатива, пущенного в наш огород, пациент задумывается, а почему собственно это происходит — вряд ли успешный профессионал станет себя вести таким образом…

Разобщенность трансплантологов волос в постсоветском пространстве тем более удивительна, что любому профессионалу должно быть совершенно очевидно, что область очень велика. И она не уменьшается. Популяризация трансплантации волос не может негативно сказаться на практике ни одной из клиник, напротив, она привлечет внимание потенциальных пациентов к тому, что их проблема решаема.

Фото:

Фото: Сергей Фёдоров и Акакий Цилосани
Сергей Фёдоров и Акакий Цилосани

 

Напишите коментарий


 
     
Talizi на Facebook Talizi на Twitter
   

Как с вами связаться?